​Истории в багете: «Хаппахчы аана»
28.07.2020

В сегодняшнем выпуске рубрики «Истории в багете» обратимся к коллекции декоративно-прикладного искусства НХМ РС(Я) – работе «Хаппахчы аана» мастерицы из Намского улуса, Елизаветы Дмитриевны Олесовой.

Берестяное искусство известно в Якутии с давних времен. «Набрал Эллей березовой коры, поставил палки, связал их вверху, обшил корой, украшенной узорами, зубчиками, вырезками, образовалась ураса, жилой дом», – так ремесло описывают в якутских устных поэмах Олонхо, возникших больше тысячи лет назад. Долгое время изделия из бересты: завесы, ведра, коробки, посуду – создавали исключительно для того, чтобы использовать в быту. В ХХ веке ситуация изменилась и усилилась эстетическая функция изделий из бересты. Вместо практичных вещей мастера перешли к созданию декоративных работ, их стали украшать символическими значениями, геометрическими фигурами, бусами, металлическими пластинами, изображениями растений и животных.

В Якутии нашего времени художественная обработка коры березы – известной благодаря своей гибкости и светлому, приятному цвету – остается значимым ремеслом. Как отмечает искусствовед Ася Габышева: «Каждая мастерица, выражая одухотворенное отношение к природе, обращается к огромному культурному пласту, используя многовековой отбор форм, орнаментики, технологических приемов, которые хранят в себе большие возможности». Одна из них, Елизавета Олесова, создает национальную одежду из меха и домашнюю утварь из бересты, обращаясь к локальным знаниям и возрождая старинные технологии художественной обработки бересты березы. С малых лет бабушка мастерицы, Екатерина Григорьевна Протопопова-Евсеева, обучала ее различным швам по коже, ткани, меху и бересте, выделывать нити из жил, сучить нить из конского волоса, вышивать бисером, плести волосяные циновки. Тем не менее, душа Елизаветы лежала к шитью берестяной утвари.

Работа «Хаппахчы аана» представляет собой берестяную завесу, которую в традиционных якутских семьях помещали на входе в девичью комнату – раньше молодые девушки жили в отдельных помещениях («хаппахчы»), куда не пускали посторонних людей. Название дверцы происходит от якутского слова «хаппах», которое означает «крышка». Композиция изделия масштабная и сложная в технике исполнения, по силуэту напоминает мощную коновязь, накладной ажурный орнамент, покрывающий полотно, выполнен в условной форме «коровы с зародышем в утробе». Из белых бус по контуру прошит узор-оберег. Ритмичный рисунок равномерно загружает всю поверхность, разделяя ее на орнаменты и вертикальные тяги. Яркая и зрелищная, она украшена разнофигурной прорезной аппликацией черневого узора, с графической ясностью проступающего на ярком охристом фоне. Позвякивающее колокольцами, шуршащее бусинками с кистями, берестяное покрывало-дверца выполнено с безупречным чувством декоративного ансамбля. Это целый рассказ о жизни народа, благословение на процветание всего живого. Так зримо проступает в форме и орнаментике, цветовом строе хаппахчы аана якутской невесты красота и своеобразная народная по духу эстетика, сложная по своему содержанию, дающая возможность ощутить прекрасную силу воздействия произведений народного искусства.

Берестяные изделия в собрании НХМ РС(Я), выполненные в соответствии с канонами и художественным стилем – яркий показатель материальной и духовной культуры якутов. Бесконечно возрождающийся во множестве творческих вариантов, этот феномен демонстрирует единство в традиционном русле якутской пластики.