Истории в багете: «Под кроной могучей лиственницы очи земли»
23.06.2020

В центре внимания рубрики «Истории в багете» – групповой портрет «Народные писатели Якутии: Н.Е. Мординов – Амма Аччыгыйа, В.М. Новиков – Кюннюк Урастыров, С.Р. Кулачиков – Эллэй, Д.К. Сивцев – Суорун Омоллоон», написанный в 1974 живописцем, классиком якутского искусства, Афанасием Николаевичем Осиповым.

Мастер тематической картины, Афанасий Осипов является превосходным пейзажистом: для него характерно отношение к пейзажу как сложному образу. В работах художника заключено представление о природных основах жизни на земле. В картине, к которой мы сегодня обращаемся, чувство покоя рождает теплый и благородный колорит пейзажа. С колыбелью ассоциируется родная земля, сумевшая вскормить корни могучего древа национальной литературы.

Когда у художника только возникло желание написать картину о писателях, он испытал истинное художественное увлечение очаровательными пейзажами Таттинского улуса, куда он впервые попал летом 1973 года. Эти переживания сочетались с ощущением неповторимого духовного микроклимата здешних мест, очень многое давших культурному развитию якутского народа, прежде всего – выдающихся представителей первых поколений национальной художественной литературы, начиная с дореволюционного периода. В начале художник пытался изобразить писателей на фоне уютного алааса. Однако, замкнутый таежный пейзаж с небольшим круглым озерком и одинокой юртой возле леса выглядел слишком камерно и автор решил, что пейзаж, под стать идее произведения, должен быть широким, раздольным, эпическим. Как отмечает сам автор, «долина реки Лены – Туймаада, где стоит город Якутск, объединила писательские судьбы этих людей и вывела на широкую дорогу счастливой творческой судьбы. На фоне долины Туймаады, под Якутском и позировали герои моей картины».

Народные писатели изображены под кроной могучей лиственницы вокруг небольшого костра-дымокура. Изображены так, как это издавна в обычае самих жителей таежного края, привыкших жить среди природы. Это чувство памяти родной земли у изображенных делает почти торжественным образ самой картины. Ясные тона долгого золотистого дня, цветовые акценты оранжевого, розового, алого, серо-зеленого на фигурах гармоничны в живописи – предметной и вместе с тем декоративно насыщенной, красивой и убедительной по письму и фактуре.

Каждый из портретов в картине, при безусловном внешнем сходстве, наделен еще своей живописной мелодией, убедительной пластической характеристикой, соответствующей основному складу его личности, творческой индивидуальности, темперамента. Например, Кюннюк Урастырову, поэту и сказителю «по духу и во плоту», автор отвел место у самого основания, уподобленной Древу жизни, лиственницы; он «ведет» основную пластическую мелодию произведения. Или цветовая идея живописной характеристики Элляя, символом боевой гражданственной поэзии которого смолоду стал алый цвет новой эпохи. Пластические символы и метафоры не выглядят навязчивыми, поскольку они взаимообусловлены самим эпическим строем произведения. Созданию группового портрета писателей сопутствовали натурные сеансы с каждым в отдельности. К появившимся таким образом портретам Амма Аччыгыйа и Суоруна Омоллоона определение «этюд» не совсем подходит, т.к. у них своя совершенно определенная художественная ценность и пластическая завершенность. Очень разные эти характеры, индивидуально и ярко выраженные человеческие натуры, а сближает и роднит их ощущение постоянной причастности к активной жизни ума и сердца. Как отмечает искусствовед Иннокентий Потапов, у народа саха таких благородных мудрецов называют «Очами земли» (сир харахтара).