Найдены уникальные рисунки и эскизы П.П. Романова
25.12.2017

Ася Габышева

заслуженный деятель искусств РС (Я) и РФ


Возвращенные рисунки...

Впервые образ эпического героя был создан в 1937 г. народным художником Якутии Петром Петровичем Романовым в иллюстрациях к олонхо Д.М. Говорова «Неспотыкающийся Мюлдю Беге», изданном на якутском языке в 1938 году в Москве. Художник ввел в ткань изобразительного искусства Якутии большой эпический материал, тем самым расширив границы жанров сюжетами и образами якутских сказаний. Иллюстрации к этому олонхо, которое имело свыше 19000 стихотворных строк, были известны лишь по репродукциям, опубликованными И.А.Потаповым (1979) и Г.Г. Неустроевой (2002)*. В 1936-1937 годах Петр Петрович готовил иллюстрации к олонхо «Нюргун Боотур Стремительный» П.А. Ойунского, но в феврале 1938 года Платон Алексеевич был арестован органами НКВД, и работа была приостановлена. Впоследствии эти иллюстрации были переработаны автором для олонхо Д.М. Говорова «Мюлдю Сильный». Сами рисунки к этому произведению считались частично утраченными, но вот неожиданная удача…

П.П. Романов. Мюлдю Сильный примеряет доспехи.. 1937. Бумага, карандаш

В Москве во время юбилейных мероприятий к 385-ю вхождения Якутии в состав Российского государства меня пригласили внуки профессора М.Ф. Габышева для разборки работ в папках художника Л.М. Габышева. Каково же было изумление, когда среди его произведений перед глазами предстал карандашный рисунок, в котором сразу был признан почерк П.П. Романова. Это был рисунок «Мюлдю Сильный примеряет доспехи» (1937). Герой изображен обнаженным по пояс с коваными доспехами в руках, на втором плане обрисован могущественный персонаж олонхо кузнец Кытай Бахсы, протягивающий шлем. Пересмотрела и перебрала груду рисунков, но как говорят, «лиха беда начало»… Поиски были удачными. Нашлось еще три произведения: рисунок простым карандашом «Нюргун Боотур на коне» (1937) и два акварельных эскиза к спектаклю «Нюргун Боотур Стремительный» (1940). Работы помечены дарственными надписями Петра Петровича Леве Габышеву, тогда молодому еще художнику, надписи датированы 1951 годом. П.П. Романов был другом семьи профессора М.Ф. Габышева и добрым наставником его сыну.

П.П. Романов. Нюргун Боотур на коне.1937. Бумага, карандаш

В рисунке «Нюргун Боотур на коне» трогательна такая, казалось бы, незначительная деталь, как чепрак на крупе коня с вписанными в его композицию сердцами, чисто «ботурусский мотив». Такой чепрак с сердечками, выполненный в технике аппликации был создан безымянной мастерицей в начале ХХ в., произведение хранится в фонде Чурапчинского музея. В местной легенде о чепраке говорится, что он создан в разлуке с любимым: не было от солдата вестей, долго ждала любимого девушка и мысленно,ограждая друга от всяческих напастей, сотворила она чепрак с сердцами на сером сукне. Образным народным языком запечатлела умелица на чепраке свою историю любви… Видимо, эта легенда была известна художнику. Истый сын скотоводов, страстный ценитель коней, Романов любовно обрисовывает красоту и мощь коня, его пышную гриву, наряжает эпического помощника богатыря в чепрак с пламенеющими сердцами, хорошо знакомый ему по родным местам, ведь художник родом из Чурапчи, где и бытовала эта удивительная легенда о любви.Чепраки с аналогичным мотивом имеются в коллекциях АМЕИ в Нью-Йорке, Линден-музее (Штутгардт, Германия) и датируются началом XX века. Сам рисунок по характеру исполнения адресует нас к известной живописной работе Романова «Витязь с невестой» (1938).

П.П. Романов. Эскиз к спектаклю "Нюргун Боотур Стремительный". 1940. Бумага, акварель.

Вот еще акварельный рисунок, изображен эскиз костюма Туярыма Куо к спектаклю Д.К. Сивцева Суорун Омоллона «Нюргун Боотур Стремительный». Он интересен тем, что костюм на девушке – знаменитая обрядовая одежда, связанная с культом лебедя, якутская безрукавка тангалай сон, видимо, хорошо известная художнику по рассказам дедов и археологическим раскопкам начала ХХ века. Подробно прорисован фасон и декор безрукавки: вышивка голубым, белым и черным бисером, металлические подвески, шапка ураа бэргэhэ с ушками, перьями и солярным диском кюн.Короткие рукава свадебной одежды являлись воплощением порезанных крыльев. Когда девушка выходила замуж, то она прощалась с вольной девичьей жизнью и, как птица с обрезанными крыльями, не могла «улететь» от семейного очага. Узоры и украшение безрукавки, места их расположения ее покрой, цвет служили женщине надежной защитой от всякого рода опасностей.

П.П. Романов. Эскиз к спектаклю "Нюргун Боотур Стремительный". 1940. Бумага, акварель.

На другом листе изображен эскиз костюма богатыря Айыы Дьурагастай в шлеме и кольчуге, прорисованной тонким пером чешуйками поверх охристой акварели, на талии пояс с металлическими бляшками. Художник хорошо знал культуру своего народа, об этом свидетельствует расположение по краям одежды мотива стреловидного орнамента, называемого айа ырбата, орнамента, оберегающего от различных злых духов. В эстетике его рисунков отражаются духовная суть художника и человека, знание фольклора, народных традиций, мировоззренческие и нравственные воззрения народа.

В те годы обращение к олонхо, к национальным истокам было далеко не безопасно, можно было получить «ярлык» – националист. Ученик Д.С. Моора и А.А. Дейнеки он был всегда верен своим принципам… яркий, бескомпромиссный, первый профессиональный живописец из якутов.

Не один десяток лет рисунки П.П. Романова пролежали в забвении в старых папках, к счастью, они возвращены на родину и вошли в фонд Национального художественного музея РС(Я).



* Народный художник Якутии, лауреат премии комсомола Якутии Петр Петрович Романов (1902 -1952) : к 100-летию со дня рождения : каталог. – Якутск, 2002. – С. 44.

Потапов И. А. Первые художники Советской Якутии : (из истории становления якутского изобразительного искусства. – Якутск, 1979. – Раздел «Иллюстрации».